Граница в Крыму появилась за неделю до событий, инкриминируемых Мустафе Джемилеву

В ходе очередного заседания по уголовному делу в отношении Мустафы Джемилева было допрошено два свидетеля обвинения, один из которых сообщил, что пункт пропуска возле Армянска появился 25 апреля в 20 часов и большинство людей в тот период не знали о его появлении. Такие показания в Армянском городском суде дал свидетель Евгений Никифоров, который в 2014 году был в составе пограничного наряда возле города Армянск.

Также он сообщил, что утром их предупредили про возможные провокации и о том, что «не надо никого бить». Патрули пограничников были усилены сотрудниками ОМОН из Москвы и Владикавказа, они были вооружены пулеметами и автоматами. Потом со стороны Армянска приехали автобусы с людьми. Все люди были «крымскотатарской наружности» и кричали что-то типа «русские убирайтесь с нашей земли». Собравшихся было около 100 или 150 человек, в какой-то момент они зашли на пункт пропуска. Начальник дал команду не препятствовать и все пограничники отошли в сторону на 50-100 метров. Спустя какое-то время на границу прибыло усиление — бронетранспортеры с морской пехотой.

Также свидетель видел три черных джипа, которые беспрепятственно въехали на пункт пропуска. Их не останавливали сотрудники пограничной службы, не проверяли документы пассажиров и не выполняли никаких предписанных по инструкции действий. Также свидетель вспомнил, что к собравшимся подъезжал со стороны Армянска автомобиль «Мерседес» без номеров и оттуда выходил человек в костюме, про которого кто-то из пограничников говорил, что это «представитель Президента». Самого Джемилева свидетель на тот момент не знал и не утверждал, что его видел.

После того, как машины уехали в сторону Херсонской области, а собравшихся выпустили через коридор в сторону Армянска, пограничники обнаружили на пункте пропуска палки, обмотанные веревками.
Второй свидетель Аминат Омарова сообщила что 2 мая 2014 года она проходила службу в паспортном контроле вип-зала аэропорта Шереметьево. При осуществлении проверки документов Джемилева, она увидела в базе оперативное задание о его непропуске. В задании не было информации о том, по каким причинам его нельзя пропускать и кто составил данное задания.

О ситуации свидетельница сообщила старшей смены по фамилии Савельева. Ее уже ранее допрашивали по данному делу в суде и она не смогла вспомнить ничего о той ситуации. Помимо Савельевой к Джемилеву вышел начальник оперативной службы терминала Дмитрий Казаков и они о чем-то общались. О чем общались, свидетельница не слышала. Вручали Джемилеву какие-то бумаги или нет, она не помнит. Помнит только, что после этого общения пограничники проводили Джемилева на обратный рейс.

По мнению адвоката Полозова, данная свидетельница не смогла подтвердить факт надлежащего уведомления Мустафы Джемилева о наличии запрета на въезд в Россию. В сумме с показаниями свидетельницы Савельевой, которая ничего не вспомнила, этот факт остается в уголовном деле не доказанным. Возможно, его мог бы подтвердить начальник оперативной службы терминала Дмитрий Казаков, однако он не был заявлен в числе свидетелей обвинения.

Напомним, Мустафе Джемилеву инкриминируют совершение преступлений, предусмотренных тремя статьями уголовного кодекса России: «Пересечение госграницы России иностранным гражданином, въезд которому в Россию не разрешен, совершенное группой лиц по предварительному сговору» (ч.3 ст. 322 УК России); «Небрежное хранении огнестрельного оружия, создавшее условия для его использования другим лицом, если это повлекло тяжкие последствия» (ст. 224 УК России); «Незаконное приобретении и хранении боеприпасов» (ч. 1 ст. 222 УК России). Суд проходит без участия подсудимого.